Коронавирус

ФИП – эта аббревиатура вызывает появление холодного пота и дрожи в коленях у любого заводчика. Заболевание стало известно не так давно, впервые диагноз был поставлен в 1960 году на территории США, с тех пор число случаев растет в геометрической прогрессии, наводя страх и ужас в среде фелинологов и ветеринаров.

Данные о распространенности вируса сильно разнятся, но имеют тенденцию к увеличению, по мере распространения тестирования животных на носительство. По последним данным до 100% породистых кошек контактируют на протяжении своей жизни с коронавирусом. Следует заметить, что существует прямая корреляция между процентом положительных анализов на выделение коронавируса и наличием диареи или симптомов нездоровья, не связанных с клиникой коронавирусного энтерита. При этом положительный анализ на носительство мутантного коронавируса у животных с клиникой выпотного перитонита встречается примерно в 50-60% случаев. По информации лаборатории Глазго только в 18% присланных образцов был обнаружен FIP. Из этого логично напрашивается вывод, что репликация и выделение вируса провоцируется снижением защитных сил организма кошки, а выпотной перитонит совершенно не обязательно вызван коронавирусом. Попытки объяснить такой низкий процент положительных анализов на коронавирус у животных с ФИП связыванием антител, у меня лично вызывают серьезное недоверие к теории, увязывающей возбудителя и болезнь.

Практика показывает, что имеет место серьезная гипердиагностика ФИП. Диагноз ставится неоправдано часто. Существует множество патологических процессов, способных вызвать выпот в брюшную полость:

1. любые тяжелые поражения печени (холангиогепатит, лимфоцитарный холангит, цирроз)

2. кардиомиопатия

3. опухоли

4. лимфосаркома

Выпотная форма ФИП провоцируется аутоиммунным поражением сосудов, васкулитом, причиной которого вполне может быть не коронавирус, ну или не только он. 

Сухая форма ФИП, без выпота, сопровождающаяся увеитом, иридоцклитом, поражением ЦНС, прогрессирующим истощением и астенией, требует дифференциальной диагностики с вирусным иммунодефицитом, вирусным лейкозом и токсоплазмозом в первую очередь.

 

К сожалению, я не имею возможности провести полноценное исследование подозрительных на ФИП животных, но я могу поделиться теми наблюдениями, которые есть на данный момент.

Все животные, подозрительные на ФИП, а также контактные и родители, дети которых выдавали симптомы заболевания, должны пройти курс лечения от простейших, в первую очередь от токсоплазмоза. Работают Ронидазол и Тинидазол, только они. Тинидазол обычно рекомендуют в дозе 30мг/кг 2 недели. Я назначаю выше, примерно 50мг/кг, но курс короче, 3-5 дней, очень редко дольше, и тогда доза должна быть уменьшена до 30мг/кг. Главный ориентир – стул, после исчезновения примесей и нормализации консистенции препарат дается еще 2 дня. При наличии диареи параллельно Дизпаркол (0,15-0,2/кг веса, 1-3 укола один раз в сутки, лечение прекращают по достижению эффекта, обычно хватает одного укола). Дизпаркол комплексный инъекционный препарат в качестве действующих веществ в 1 мл содержит левомицетин (хлорамфеникол) - 50 мг, метронидазол - 20 мг, тилозина тартрат (в пересчете на тилозина основание) - 20 мг. Эффективность курса подтверждена отрицательными анализами на простейшие/токсоплазмоз после лечения. 

Параллельно назначается полиоксидоний или ронколейкин, плюс катозал 5 дней и переход на натуральное питание.

Есть серьезные основания подозревать, что как минимум, сочетание коронавируса и токсоплазмы дает толчок для развития симптоматики. Также играет роль исходный иммунодефицит, первичный или вторичный; несбалансированное питание (натуральщики болеют в разы реже); скученность; недостаточная гигиена.

Лично я очень сильно сомневаюсь вообще в причастности только коронавируса к формированию ФИП. Возможно он «попал под раздачу», как наиболее легко определяющийся при возникновении патологических процессов. Примерно, как микоплазма, которая сама по себе бед натворить не может, но активизируется тогда, когда есть воспаление и снижение общей резистентности. Да и название заболевания противоречит патогенезу, ибо процесс носит не инфекционный, а аутоимунный характер.

 

Не существует никакого единого диагностического теста на ФИП, кроме гистопаталогического исследования, которое обычно выполняется посмертно! Ни ПЦР, ни ИФА анализ не может служить основанием для установления диагноза и даже для оценки риска его развития!

Положительный анализ мазка из прямой кишки на коронавирус – не равно ФИП

Высокий титр антител – не равно ФИП

Наличие выпота в брюшной полости – не равно ФИП

Согласно исследованиям группы WSAVA 2015 «Отсутствие антител к короновирусу у кошек в возрасте 16 недель или старше встречается редко», а следовательно, у поголовного тестирования животных есть только один смысл – обеспечение финансовой стабильности ветеринарных клиник.

‎Татьяна Шитова‎